Абсурдность борьбы украинского правительства с интернет-преступностью

Проект закона №3879, предусматривающий крайне жесткий подход к осуществлению деятельности в глобальной сети Интернет,  был принят в рамках Закона Украины  «О внесении изменений в Закон Украины «О судоустройстве и статусе судей» 16 января 2014 года. Среди прочих процессуальных законов о дополнительных мерах защиты безопасности граждан наибольший ажиотаж возник вокруг положений документа, касающихся DDos-атак.

В качестве ужесточения наказания закон предусматривает введение уголовной ответственности, дополняя действующий Уголовный кодекс статьями 361-3, 361-4 и 362-1. Теперь наказание за взлом и распространение информации государственных органов будет намного жестче, чем за аналогичные действия в отношении любых других ресурсов. По сути, это все те же  DDos-атаки, о которых мы упомянули немного выше. Именно с этим явлением власть намерена бороться как никогда рьяно и решительно.

Несмотря на довольно четкое обозначение наказания за подобного рода преступления, предусмотренные каждой из соответствующих статей Уголовного кодекса Украины, понятие  DDos-атаки не вводит ни одна из них. Но и без строгих бюрократических формулировок вполне ясно, что речь идет о тех самых хакерских атаках на правительственные веб-сайты, резкая активизация которых началась одновременно с началом гражданских антиправительственных протестов, охвативших страну еще в декабре прошлого года. Однако, для отражения подобных действий в законных актах страны подобного обозначения не достаточно.
В практике государства уже не раз реализовывались статьи Уголовного (и не только) кодекса,  даже несмотря на отсутствие понятий, формулировок, определений. Такая позиция правительства непременно вызовет ряд сложностей, с которыми столкнутся следственные органы при  расследовании преступлений, связанных с DDos-атаками.

Как будут ловить преступников?

Так, отсутствие законодательного определения DDos-атаки влечет за собой следующий вывод: попыткой взлома можно считать даже повторный вход на один и тот же ресурс. После того, как под подозрение попадет львиная доля пользователей любого государственного ресурса, которые зашли на ресурс более одного раза, необходимо понять, как следственные органы будут идентифицировать потенциальных преступников. Допустим, из числа подозреваемых автоматически исключат тех пользователей, которые используют динамический IP адрес и тех, кто находится  за пределами страны. Далее работа будет заключаться в выявлении преступников среди  пользователей, использующих фиксированные IP адреса. Для этого провайдерам будут делаться запросы с требованием предоставления информации о лицах, за которыми закреплен конкретный IP адрес. Но что может следственным органам раскрыть провайдер о любом из своих пользователей? Максимум фамилию, имя, отчество и адрес проживания потенциального «преступника». Как правоохранители смогут понять, кто из этих людей находился за компьютером во время случившейся атаки? Методы работы украинкой милиции известны всем, поэтому несложно предположить, что преступником будет объявлен именно тот, кто подходит на эту «роль» по мнению правоохранителей. Как быть с теми пользователями, которые даже не подозревали, что их персональный компьютер был заражен вирусным программным обеспечением, и человек просто не мог знать, что с его компьютера, а вернее, с его IP адреса осуществлялся вход на тот или иной ресурс? 

Как видим, вопросов на эту тему намного больше, чем ответов, поэтому как именно, с помощью каких алгоритмов и инструментов правоохранительные органы будут выявлять реальных преступников остается загадкой. Ситуацию усугубляет  и факт отсутствия определения DDos-атаки в украинском законодательстве, поэтому «ддосером» можно считать абсолютно любого, кто более одного раза заходил на один и тот же ресурс. Соответственно, в отношении любого из таких пользователей можно применить предполагаемое наказание – уголовную ответственность, конфискацию компьютерного оборудования и запрет занимать определенные должности на определенный период.

Подробнее о наказании

В частности, наказание за вмешательство в функционирование государственных информационных ресурсов предусмотрено в статье 361-3 Уголовного кодекса Украины. Санкция за вмешательство, блокирование, искажение процесса работы госресурсов – лишение свободы на срок от двух до пяти лет с конфискацией программных и технических средств, с помощью которых был совершен взлом (если они являются личной собственностью виновного лица), лишение права заниматься определенной деятельностью и занимать определенные должности на срок до трех лет.

Статья 362-1 Уголовного кодекса Украины предусматривает ответственность за блокирование информации, размещенной на государственных электронных ресурсах. Субъектом совершения подобного преступления определено лицо, которое имеет право доступа к подобного рода данным. Наказание предусмотрено в виде лишения свободы на срок от двух до пяти лет с конфискацией программных и технических средств, с помощью которых был совершен взлом (если они являются личной собственностью виновного лица), лишение права заниматься определенной деятельностью и занимать определенные должности на срок до трех лет.

Помимо прочего, тем абонентам интернет-провайдеров, через компьютеры которых осуществлялось распространение информации, противоречащей закону, или действовали информационные агентства, не имеющие свидетельства о госрегистрации, наличие которого предусмотрено украинским законодательством, будет ограничен доступ к некоторым интернет-ресурсам.
Кто и как будет определять «незаконность» информации? Согласно положениям скандального закона этот процесс будет доверен специальным экспертам, которые и будут делать соответствующие выводы с последующей выдачей заключения на ограничение доступа в сеть.

Здесь снова напрашивается вывод о том, что , согласно этому правилу, запретить доступ к интернет-ресурсам  могут любому новостному сайту, социальным сетям, интернет-магазинам и даже онлайн-магазинам детских игрушек. Помимо ограничения доступа к информации, подобные санкции в отношении любого интернет-ресурса приводят к огромным убыткам, восполнить которые в современных условиях украинского онлайн-рынка практически невозможно. Изучив статью полностью, мы снова не нашли в ней никакой информации ни об институте этих самых экспертов, ни о конкретном механизме и порядке ограничения доступа в Сеть.

Новости: 

Комментарии

Добавить комментарий

Пожалуйста, ответьте на вопрос